Сайт писателя-сатирика Инсура Мусанифа

Инсур Мусанниф

Официальный сайт писателя-сатирика

Не тронь чужую дочь, или Не было бы счастья, да несчастье помогло

Дата написания: 
27 ноября 2020
Заметка: 

Примечание. Первую часть этой части (почти криминальную) можно воспринимать как иронию многим фильмам, только без стрельбы, жестокости разной степени... Но в жизни бывает всякое, а, может быть, и такое... Наша жизнь многогранна и непредсказуема...

Инсур Мусанниф
Не тронь чужую дочь,
или Не было бы счастья, да несчастье помогло
Почти детективная повесть

Оказывается, иногда даже мелочь может вывести человека из себя. Даже такое незначительное событие, особенно, если оно связано с горькими воспоминаниями. Как и одна капля может переполнить чашу…
…Ехал себе Андрей на машине по своим делам по оживленной улице. Впереди ехала крутая машина, с крутыми номерами. В таких случаях он старается держать более безопасную дистанцию, не знаешь, что у таких людей в голове, ведь они, обычно, других участников движения в грош не ставят. Так и получилось: машина на пешеходной дорожке не уступил пешеходу, проехал, чуть не сбив его. Андрей запомнил его номер, хотя таких случаев в городе много, всех не упомнишь. А вот этот запомнился. Вскоре встретились и с самим водителем. Простая жизненная ситуация. Приехав в один из офисов по делам, он увидел эту машину, а потом и самого водителя… Это был Кукушкин. Это он виноват в смерти его жены Валентины… Но на свободе, потому что вышел сухим из воды, и он, Андрей, не смог доказать, что за рулём был именно он, а не его водитель. Не вытерпел, подошёл.
– Узнаёшь меня?
Тот посмотрел на него высокомерно, брезгливо и выцедил:
– А кто ты такой, чтоб я узнавал тебя?
Хотя Андрей понял, что узнал.
– Это ты убил мою жену и угробил моё здоровье, но остался безнаказанным… Помнишь, вижу по глазам. Если не узнаешь, может быть, мы не единственные, может уже и счёт потерял, а?
– Да пошёл ты отсюда, придурок, знай свое место. Если не знаешь, я тебе его покажу.
– Я знаю свое место, мое место тут, и знаю твое – оно на нарах.
– Да, пошёл ты. Оставь меня в покое, а то потеряешь свой! – Потом как бы смягчился и начал говорить более спокойным тоном. – Слушай, ты, успокойся уже , а? Ты мне и после суда немало нервов попортил. Апелляция там, то да сё. И сейчас, наверное, на каждом углу трубишь, что виноват я… Я – уважаемый человек, а ты мне репутацию мочишь. Сколько времени прошло? Кто виноват – тот наказан. Не успокоишься, я тебе управу найду. Не таких успокаивали. Если захочу, я могу стереть тебя в пыль! Или наказать по-другому? Смотри, не путайся под ногами!
– Ты что, себя Богом на Земле возомнил? А ведь накажет он тебя, вот увидишь!
– Ты меня достал. Посмотрим, кто кого накажет. Смотри, а ведь у тебя есть дочь, как я помню. Береги её! Пшёл отсюда! Червяк! Нищеброд!
Его до глубины души задели не обидные слова, что он сказал, он от него другого и не ожидал, а то, что он упомянул его дочь. Кроме как процедить сквозь зубы слова:
– Попробуй только приблизиться к моей дочери, я тебя сгною в тюрьме! – он не нашёлся. Бывают же мрази на земле!
Тот только усмехнулся, сел в машину и уехал. От бессилия оставалось только стиснуть зубы.

***
Слава Богу, в последующие дни ничего не произошло, он уже по-настоящему начал было беспокоиться. От таких людей можно ожидать чего угодно.
Стояли первые дни сентября, начался учебный год. Айседора, дочь его, каждый день ходила в школу, возвращалась вовремя. Хотя и целый день был на работе, он знал почти о каждом ее шаге. Он звонил ей по сотовому телефону, она звонила, благо теперь это не проблема.
В один из дней с классом собрались в поход с выездом за город, с ночёвкой, это была обычная практика – вся школа выезжала на лоно природы. Откуда такая традиция, он даже не знал. Сами тоже выезжали, правда, это были несколько иные времена – с красными галстуками еще, а не голубыми (?), как сейчас. Конечно, дал согласие, заранее отвёз даже двухместную палатку в школу, чтоб дочь не таскала такую тяжесть. Палатка осталась с тех далёких времен, когда ещё жива была Валентина, иногда выбирались на природу, к речке, сидели у костра, ели печёнку-картошку… Да, были времена… А теперь так возиться нет и времени, да и желания… Поэтому он даже обрадовался, что у дочери будет возможность так провести время. Да и одноклассники, наверное, соскучились по общению… Обычно, такие мероприятия проходят с соблюдением мер безопасности, назначаются ответственные из числа учителей. Можно быть спокойным.
Потом он ей звонил, но телефон она не брала. Видимо, вне зоны доступа, или забыла включить, не дай Бог ещё потерять. Уже один телефон «посеяла», или украли, была непонятная ситуация. Подали заявление в милицию и забыли. Да многие теряют, или крадут, роскошь всё же.
А дальше события развернулись как в дурном детективном фильме или романе. Он думал, что такие повороты судьбы происходят только в них.
Но на следующий день она домой не пришла. В тревоге поехал в школу, а там сказали… что она в поход не пошла, решили, что передумала и осталась дома, звонили, но она трубку не брала.
Сердце сжималось от неизвестности, хотя тут же вспомнил слова Кукушкина. В милицию не стал звонить, помчался туда сам. Как назло, перекрыли дорогу из-за ремонтных работ, в объезд прошло бы больше времени, решил прямиком. И как назло (!) заскочил в бордюр и застрял – ни вперёд, ни назад. Пришлось закрыть на замок и выбежать на улицу ловить такси или «бомбиста». Как назло и их не было! Вдруг… не поверил своим глазам – увидел, что с другой стороны улицы проезжает та самая машина! Это был дар Божий! Наверное, действительно, Бог есть! Машина остановилась у светофора, а там машин было много. Оставалось быстрее найти машину, чтоб его не упустить, все равно тот приедет домой, а там видно будет! Тут он увидел, что к машине, стоявшей у обочины, подошла девушка и открыла дверцу, села и завела двигатель. Он бросился к машине, пока она опомнилась, уже сидел на переднем сиденье.
– Девушка, быстро за тем чёрным джипом, который стоит у светофора, прошу Богом, это вопрос жизни и смерти!
– Кто вы такой, чтоб мне приказывать! Выйдите немедленно! Если из милиции, покажите удостоверение! Если нет, то сейчас я позову их! Или закричу!
– Девушка, у меня нет времени объяснять… Если хотите жить, – он засунул руку за пазуху, – молча и быстро езжайте за той машиной! Живее!
Девушка затряслась и, быстро развернувшись, помчалась к светофору, чуть не задела рядом идущую машину, при этом приговаривала:
– О Боже! О Боже! Зачем я сегодня выехала, не хотела же! Не убивайте, я сделаю всё, что вы скажете!
– Хватит причитать! Никто вас не собирается убивать, просто езжайте за той машиной, не теряя из виду… Мне надо узнать, куда она приедет и всё. Объяснять долго, просто это вопрос смерти и жизни.
Девушка ехала быстро, и довольно мастерски, виляя между рядами машин, к тому же стараясь не нарушать правила. То и дело посматривала то на него, то на его руку за пазухой. Вроде немного успокоилась. Вскоре движение пошло на убыль, машина направлялась в частный сектор, где понастроили дома «новые русские». Не проезжая и полкилометра, машина повернула к двухэтажному дому, ворота открылись, видимо, автоматические, и машина нырнула за ворота.
– Подъезжайте поближе, – скомандовал Андрей, ему надо было увидеть номер дома и название улицы. Запомнив всё это, он начал лихорадочно думать, что же делать дальше. Видимо, ее дочь находится тут! Но как узнать – то это не представлялось возможным. Надо было придумать что-то, и еще немаловажно, вызволить машину из «неволи», чтоб иметь свободу движения. Не будешь каждый раз вот так захватывать заложника с машиной.
– Поехали обратно!
– Куда это обратно? – вымолвила девушка, начавшая верить, что этот мужчина с ней ничего не сделает.
– Туда, откуда мы тронулись.
Андрей молчал всю дорогу, в голове прокручивая разные варианты вызволения дочери, если она там. Жива ли? Ничего ли с ней не случилось? Еще – как оправдаться перед девушкой? Как объяснить свое поведение? Ладно, это потом. Лишь бы она не сообщила милиции, чтоб его не «загребли», чтоб он успел спасти дочь. Обращаться в милицию пока не стоит, а вдруг Айседоры там нет? Он пока должен действовать сам, а там видно будет… «Надо узнать адрес девушки!» – осенило его вдруг, когда уже приближались к месту.
– Давайте договоримся. Я вам ничего не сделаю, спасибо, что выручили. Но не стоит обращаться в милицию, это мне ни к чему. Я вам компенсирую издержки, не беспокойтесь. И не бойтесь. Но должен быть уверенным, что Вы не побежите в органы наши доблестные. Документы, права есть? – Тут он вспомнил о сумочке – когда сел в машину, она лежала на переднем сиденье, он их бросил назад. Повернул голову, действительно, она лежала там. Протянув руку, достал её, открыл, а там между разными женскими вещами лежал её паспорт, а внутри него – права, документы на машину!
– А зачем вам мой паспорт? – опять в страхе спросила девушка.
Андрей молча взял книжицу, открыл страницу прописки, запомнил адрес и сказал:
– Я теперь знаю адрес, где вы проживаете, если не послушаетесь моего совета насчёт милиции, я вас найду, поняли?
– Да, да, поняла, нет, нет, я не обращусь в милицию, только отпустите, не убивайте, – промямлила девушка.
– Сказал же, не трону, только без фокусов.
Уже приближались к месту, где он оставил машину. Конечно, он не стал подъезжать прямо туда, решил выйти заранее, чтоб девушка не запомнила, где он сошёл.
– Остановите тут.
Когда она притормозила, полез во внутренний карман. Девушка вся съежилась, видимо, ожидая худшего, и смотрела с ужасом на его руку. Но вместо пистолета или ножа на руках похитителя увидел бумажник. Андрей вытащил оттуда несколько купюр, положил на переднюю панель и сказал:
– Это за издержки. И извините, так надо было. А теперь уезжайте, не оглядывайтесь назад, и не пытайтесь узнать, куда я иду. И не звоните, не ходите в милицию. Помните, я знаю ваш адрес. – На всякий случай добавил: – У меня руки длинные, везде достану. Понятно?
– Да, да, спасибо, – пролепетала девушка, готовая сама отдать все свои деньги, лишь бы быстрее уехать от этого грозного мужчины, бандита не бандита, или просто попавшего в непонятную для нее ситуацию.
Машина быстро уехала. Он на всякий случай завернул во двор, только потом направился к оставленной машине. Она стояла там же. Вскоре он нашел трех подвыпивших мужиков, за цену в две бутылки водки они быстро вызволили машину из плена.

***
Как попасть в дом, а он был большой, двухэтажный – Андрей прокручивал варианты из кинофильмов, откуда же еще, они же неиссякаемый источник криминального опыта, спасибо им за это. Наверное, не только он, и некоторые другие им благодарны. Лишь бы он был дома один…
Заказал пиццу – ведь всё так просто. Оставив машину подальше, пошёл к дому. Лишь бы собаки не было… А через ворота с электронным замком попасть во двор тоже оказалось на удивленье просто – она была чуть приоткрыта: между косяком и воротами как-то очутился камень. Может хозяин был пьян, и не обратил внимание на такое упущение.
…Андрей постучал в дверь. Через некоторое время изнутри спросили:
– Кто там, что надо? И как вы сюда попали?!
– Ворота были приоткрыты, я думал, что вы меня ждёте. Пиццу заказывали?
– Какая ещё пицца?!
– А это 17-й дом?
– Какого черта 17-й? Это 19-й. – Но, видимо, любопытство взяло вверх, послышался звук поворачиваемого ключа.
Как только открылась дверь и в проеме возникла знакомая ненавистная морда с рюмкой коньяка (?) в левой руке, Андрей всю силу кулака вложил в удар. Тот вообще опешил и от неожиданности шмякнулся на пол, вроде даже потерял сознание на некоторое время. Фужер тоже ударился о пол и вдребезги разбился, побрызгав всё вокруг, распространился тошнотворный запах спиртного. Андрей быстро раскрутил Кукушкину руки назад, связал с обрывком верёвки, которую захватил заранее, на всякий случай.
– Кто ещё есть дома? – тихо, но грозно процедил сквозь зубы Андрей, когда тот проявил признаки сознания. Увидев отрицательный ответ, взяв его обеими руками за лацкан халата, но уже громче и не обещающим ничего хорошего голосом спросил:
– Где моя дочь?
Тот кивнул головой наверх, на второй этаж. Туда вела крутая извилистая лестница. Андрей почти волоком потащил его наверх, увидел дверь, но она была заперта.
– Где ключ?!
Мужчина взглядом показал наверх косяка. Когда открыл дверь, первым делом в глаза бросились разные причиндалы, которые он видел в кинофильмах. Мазохист что ли?!
Андрей затолкнул похитителя внутрь и пригрозил шипящим шёпотом:
– Встань в угол, чтоб я тебя видел, и не шелохнись. Если что, сразу вырублю, скотина!
Дочь спала на кушетке, хотя на середине комнаты стояла большая роскошная кровать, ладно, нашла укрыться чем. Отец бросился к дочери.
– Дочь, а дочь, – осторожно начал будить ее. Она сначала и не поняла, кажется, кто перед ним, а потом бросилась на его шею словами:
– Папочка, папочка!
– Всё с тобой в порядке?! Ничего не болит?! – быстро, обеспокоенно начал расспрашивать Андрей Айседору.
– Нет, все хорошо, все хорошо… Только он пугал меня ремнем… Сказал, если что здесь трону, отшлепает… как и других девочек…
Тут Кукушкин немного сбившимся голосом решил пояснить:
– Да ничего я с ней не сделал, и не собирался. Собрался отпустить, как только с тобой договоримся. Я не виноват, суд это доказал, водитель уже отсидел свое… Чего тебе надо еще?
Андрей только посмотрел на него и обратился к дочери:
– Дочь, ты иди, пока подожди у дверей, на улицу без меня не выходи, а у меня есть разговор этому нехорошему дяде.
Дочь направилась было к лестнице, но остановилась и вопрошающе посмотрела на отца.
– Папа, можно тебя попросить кое о чём?
– Ну, давай.
– Можно я оттуда возьму ремень?
– Зачем? – от удивления Андрей даже приподнял брови. Потом согласился, некогда было долго думать. – Ну ладно. Только быстро, видишь, я занят.
Дочь проворно сняла со стены толстый ремень с рукояткой и быстро вернулась.
– А теперь держи его, чтоб не убежал… – На ошарашенный немой вопрос дочь ответила злобно: – Я хочу его наказать, как в кино наказывают непослушных мальчишек, чтоб неповадно было, чтоб больше не крал маленьких девочек. А ты знаешь, что делают с плохими мальчиками?
– Ну… как тебе сказать…
– Их шлепают ремнём по попке, даже этого не знаешь?
– Ну, так-то знаю…
– Если знаешь, давай, накажем! Давай, а, папа?
Потом с удивлением смотрел, как она с усердием (сильно или не сильно) шлепала того поганца по мягкому месту, который посмел поднять на нее руку, и, что греха таить, с удовольствием слушал звук ремня. Наконец, дочь устала и сказала: – Ремень можно на свое место?
Когда она прибежала обратно, отец сказал ей, усмехаясь:
– А теперь иди, подожди меня, а мы продолжим разговор.
Дочь пошла было до лестницы, вдруг выпалила грозно, смотря на Кукушкина:
– А где мой телефон?!
– Там у дверей, лежит на тумбочке разобранный… Аккумулятор вынутый…
– Ах ты нехороший человек! Если сломал, купишь мне новый! – И побежала быстрее вниз, искать телефон.
***
Когда дочь спустилась вниз, Андрей повернулся к Кукушкину, который стоял с багровым лицом от такого унижения, и продолжил прерванный разговор:
– Отсидеть должен ты, а не стрелочник. Я тебя видел там своими глазами, а водителя и духа не было. И ты должен пойти в милицию с повинной, а теперь и о похищении моей дочери. Сейчас ты так и сделаешь, я тебя повезу в отделение, на этот раз уж точно не отвертишься…
– Может быть, договоримся, а? И ты меня оставишь в покое, и я тебя…
– Ишь ты… Хочешь отделаться испугом?
– Я тебе дам много денег… И уеду отсюда… У меня дела не только здесь…
– Нет уж, не бывать этому. Пошли…
Но тут он вспомнил невыясненный для него вопрос – а как же он выкрал её дочь средь бела дня?
– Погоди, постой-ка… А как моя дочь очутилась здесь, ты сам что ли ее выкрал?
– Нет, «шестёрки» подсобили, сказали ей, что они твои друзья и предложили подвезти до школы.
– Что, вы ее «пасли»?
– Ну, ты мне не оставил выбора, да и обидно стало, а то видишь ли, «попробуй только приблизиться к моей дочери, я тебя сгною в тюрьме!». Решил тебя проучить, ты бы всё равно не пошёл в милицию, чтоб в дальнейшем не случилось чего с твоей дочерью… Она же у тебя одна…
– Ах, ты, мразь… Пошли, пошли.
Но тут случилось непредвиденное. То ли от испуга, что его ждёт впереди, то ли от напряжения, то ли от выпитого, ноги Кукушкина подкосились… и он плашмя скатился по крутой лестнице, ударился о пол головой и притих.
– Ё-моё, – успел только сказать Андрей. Быстро спустился вниз, ощупал пульс, но его не было. Понял – дело швах, как говаривали раньше. Быстро осмотрелся, пройдя коридор, подошел к молча ожидающей дочери и тут взгляд упал на коробку пиццы. Сказав:
– Ты подожди чуток, дочка, – взял коробку и зашагал обратно. Отвязал шпагат с рук мертвеца, засунул в карман. Шлепнув на пол пиццу у руки Кукушкина (упал с пиццей в руке, когда спускался с лестницы, ибо был подвыпившим, а следы на запястье и на одном интересном месте – это следы мазохистских любовных утех), направился к выходу. Дочь ждала его настороженно, видимо, увидела что-то.
– Пап… а пап… ты его убил?!
Он опустился перед ней на корточки и, взяв за руки, начал объяснять:
– Да что ты, доченька, разве я такой злодей? Он нечаянно упал с лестницы, видишь, какая она неудобная и крутая, и свернул себе шею. Стечение трагических обстоятельств… Я же хотел отвести его в милицию, чтоб его судили… – Потом посмотрел ей в глаза и сказал: – Это его наша мама так наказала… И давай договоримся: забудем весь этот кошмар – всего этого не было… Мы же не виноваты, что он убил маму, украл тебя, Бог за это его и наказал. Забудем?
– Да, папа… – тихо ответила дочь, всё еще смотря вглубь дома.
– Пойдем, только тихо, а то еще нас самих обвинят во всех грехах…
– А как узнают, что он умер?
– Узнают, узнают, не беспокойся…
Вскоре за высоким забором с колючей проволокой тихо заурчал двигатель и зашуршали шины отъезжающей машины.

***

– Знаешь, когда я освобождал тебя, мне один человек очень здорово помог, – сказал Андрей дочери на другой день, уже вечером. После этого вопросы посыпались один за другим.
– Человек – это женщина или мужчина?
– Женщина.
– Взрослая или красивая?
– Что значит – взрослая или красивая?
– Ну, если красивая, значит, молодая!
– Да… как сказать, вроде красивая, мне не до этого было тогда…
– А теперь есть дело до этого, да? И адрес знаешь?
– Да, знаю! Когда познакомились, я у нее паспорт посмотрел.
– А что она паспорт так тебе и отдала?
– Ну… я попросил.
– А как зовут?
– Не знаю я, доченька! Не до этого было, спешил, мне просто надо было узнать адрес, ну, чтоб ее предупредить, мол, если что… ну, если надо будет, я твой адрес знаю…
– Как в кино испугать, да?
– Выходит, так… Извини… что папа твой такой плохой…
– А сколько ей лет?
– Я на ее день рождения и год не смотрел, просто интересовался адресом. Надо навестить ее, извиниться и отблагодарить, пойдем вместе?
– Значит, стрелку решил забить?
– Чего? Какую еще стрелку?!
– Ну, решил пойти на свидание.
– Доча, откуда ты набралась таких жаргонных слов?
– Да ведь, когда ты на работе, я телевизор смотрю… а там всякой дряни хватает…
– Дочка!..
– Папочка, конечно, пойдем! Хоть сейчас! Я с радостью! Даже с большой-большой радостью! Я тоже хочу общаться с женщинами! – Дочь кинулась ему на шею, поцеловала в щечку. – Только побрейся, ладно, перед тем, как пойдём… Какой же ты у меня храбрый, хороший, красивый! Не зря тебя мама выбрала, наверное!
– Вот ведь, а, егоза… – Андрей только головой покачал.

***
Собрались к вечеру, днём было некогда. Будь что будет...
Но до этого между отцом и дочерью произошёл разговор, который напрямую затронул недавнее страшное событие.
Андрей, хотя и не знал, как воспримет Айседора, и боялся за психику дочери, но вынужден был поднять эту тему.
– Дочка, вот что, давай договоримся, что расскажем тёте. Ей не обязательно знать всю правду. Ну, скажем, он был моим должником, взял много-много денег и не хотел отдавать, всё время прятался. Вот папа, когда подвернулся случай, решил выследить его. Будет правдоподобно?
Дочь подумала-подумала, видимо, искала в голове другие возможные варианты, но не нашла, и ответила нерешительно:
– Вроде, да… Ладно, я согласна, лишь бы наши ответы совпадали… Хотя… Может быть, я вообще не была в курсе всего того, что произошло? Ведь маленьким девочкам не обязательно знать о делах взрослых?
– Точно! Вот что значит умная не по годам дочь! Так и решим. Расскажу я ей сам, а ты вроде ни сном, ни духом!
– Да, папочка! Какой ты у меня умный. И храбрый!
На том и решили. А что, свои же люди, вот и сочлись.

***
Перед тем, как пойти на «стрелку», Андрей купил букет каких-то цветов, мандаринок, торт и шоколадку, печенку там, ну и дорогого вина, просто так, потому что так принято, он за рулём, всё равно пить нельзя. Кто знает, может она не одна, есть мужчина, или даже ребёнок, мать, наконец. Всякое бывает. Поэтому решил (ха, решил он!) взять с собой дочь, чтоб было легче объяснить ситуацию.
Он по адресу знал, что девушка (?) живет через пять улиц. Доехали быстро, дочь о чём-то оживленно «болтала языком», но иногда резко замолкала, видимо, опять вспоминала те кошмарные часы.
На звонок открыли не сразу, был слышен шорох за дверью, осторожно задвинули крышку «глазка». Но всё же она открылась, наверное, человек за дверью увидел рядом и девочку. За приоткрытой дверью стояла та самая девушка.
– Здравствуйте, – сказал Андрей, готовый на все повороты судьбы. – Узнали?
– Здравствуйте, – повторила за ним и Айседора.
Девушка стояла почти в оцепенении, не мигая, широко раскрытыми глазами…
–Да вы не бойтесь, все нормально… – продолжил Андрей. – А это моя дочь Айседора. Извините, что тогда так вышло… У меня другого выхода не было. Поэтому пришли извиниться вдвоем…
– Конечно, узнала… А теперь… другой выход появился, да? – Она, сначала испугавшаяся, понемногу отходила от страха, переводила взгляд то на Андрея, то на Айседору.
– Можно сказать и так … – Потом опомнился. – Ах, да, забыл. Извините… – Он запоздало (или рано?) протянул ей цветы. – Еще раз извините… Вот еще кое-что к чаю, возьмите, не обессудьте, компенсация, так сказать, за причиненное беспокойство. Ну мы пойдём...
Девушка, не сводившая с них глаз, взяла цветы, хотя и не сразу, ответила:
– Спасибо, не надо было так беспокоиться…
Потом что-то подумала и решительно сказала:
– Нет уж… Я вас так не отпущу. Заварили кашу, испугали меня почти насмерть, и хотите так улизнуть? Давайте, проходите, заодно расскажете, что же с вами тогда стряслось, до жути любопытно! Давайте, давайте, проходите. Я живу одна, вы никому не помешаете, и никто вам не помешает.
Андрей с Айседорой переглянулись. Дочь, увидев, что отец в нерешительности, даже подтолкнула его сзади кулачком. Хорошо ещё, девушка это не увидела, она уже повернулась и пошла внутрь квартиры.
Оказалось, что она двухкомнатная. По меркам современности, она была обставлена старомодно, ничего вычурного.
– Садитесь, а я хотя бы чайник поставлю, а кому чай или кофе, в закромах найдётся, – сказав это, она направилась на кухню.
– А ты боялся, – шепнула Айседора. Папе ничего не оставалось, как шикнуть на нее. Пока она не пришла, сидели минут пять молча, созерцая зал, где они сидели, его убранство.
– Ах, да, я ведь вам даже своего имени не сказала. Давайте, познакомиться, меня, как и вашу дочь, зовут Айседора…
– Дааа?! – удивленно вскинул брови Андрей, – надо же!.. А меня Андреем кличут…
– Выходит, наше имя Айседора очень даже распространённое! – Как же тут без Айседоры, умницы!
– Выходит так. Моя мать – учительница русского языка и литературы, вот она, видимо, очень любила Сергея Есенина, и если помните, его возлюбленной была балерина Айседора Дункан, поэтому так и нарекли, наверное. А отец был старшим инженером на заводе, и квартиру дали оттуда.
– Пап, а вы меня почему так назвали? Тоже из-за Есенина и его жены? – тут же спросила Маленькая Айседора.
– Конечно, а как же! Мама же тоже учительница русского языка и литературы…
– А где сейчас бабушка и дедушка? – заинтересованно спросила Маленькая Айседора уже у девушки.
Отец посмотрел на дочь укоризненно, мол, разве такие вопросы задают, вдруг они, не дай Бог, умерли.
– А они живут в соседнем городе. Когда-то мы все жили тут, была трехкомнатная квартира. Они решили обеспечить меня своим жильем, ну, чтоб я жила отдельно, устроила себе личную жизнь, а они не хотели стать помехой, вот и решились на размен. Долго искали вариант, всё же нашли, хотя однокомнатная была в другом городе. Они мне оставили эту, а сами живут в однокомнатной, говорят, что им большего не надо. Приезжают часто, они теперь пенсионеры, а я была там только пару раз.
– А у нас трёхкомнатная, папа купил, – опять встряла в разговор Маленькая Айседора не без гордости, и тут же осеклась, увидев укоризненный взгляд отца.
– Вот как! Это же хорошо! – сказала Большая Айседора. – Остаётся только жить и радоваться! – Вдруг встрепенулась: – Ой, чайник, наверное, давно вскипел, если уже не убежал через окно! Я сейчас! – И быстрыми шагами направилась на кухню.
Потом взглянула и позвала:
– Давайте, за стол. Если хотите помыть руки, ванная рядом с кухней.
Маленькая Айседора побежала первой, после неё пошёл Андрей. Заметил, что со смесителя капала вода. Когда вышел, предложил посмотреть, что там.
– Нет, не надо, вызову слесаря, сделают, – отнекивалась Большая Айседора.
За столом разговор шёл не очень оживлённо, все были заняты чаепитием и своими думами. Правда, Маленькая Айседора ёрзала на стуле, часто-часто посматривала то на тёзку, то на папу, так и выпирал какой-то вопрос, но сдерживалась, побаивалась, наверное, папу. И, конечно же, ловила взгляды отца и девушки – у них они то и дело пересекались.
После чаепития Андрей всё же получил разрешение изучить поломку, нашлись и инструменты, запчасти, Айседора сказала, что всё это оставил отец.
***
– Мой папа очень крутой чувак, – сказала маленькая Айседора, когда Андрей закрыл за собой дверцу ванной.
Большая Айседора посмотрела на неё с интересом, и ответила:
– Да, я заметила.
– И вы заметили, да? А как же, это невозможно не заметить. – Потом немного помолчала и спросила:
– А вы за него замуж пойдёте?
Большая Айседора даже чуть опешила, но нашлась ответить:
– Вот так сразу что ли?
– А что тянуть? У нас все равно нет мамы. А папа мой, видите, какой красивый и сильный! И руки растут оттуда, откуда надо!
– А… что случилось? – Большая Айседора в голове уже крутила варианты, их было только две: умерла; вышла замуж за другого и, оставив дочь с отцом, уехала в другой город, за рубеж даже.
– Мама умерла после автомобильной аварии. Папа тоже лечился, но он выжил. Один человек с машиной налетел на них, выехал… как это там…
– …на встречную полосу? – помогла ей Большая Айседора.
– Да, да, на встречную полосу. Наверное, пьяный был, к тому же он типа крутой бизнесмен в городе. Но осудили его водителя, сказали, что за рулём был он. Но папа сказал в суде, что он видел на свете фар совсем другого человека, прежде чем потерять сознание совсем. Но свидетелей не было, тихая, узкая улица, темно… Мы тогда ездили навестить бабушку, ну, маму мамы, которая живёт в частном секторе, а меня бабушка не отпустила с ними, оставила погостить, мол, ей страшно одной, как будто почувствовала что-то неладное... Пока папа и мама лежали в машине без сознания, тот, наверное, вызвал своего водителя. Они только потом позвонили в скорую помощь. Да и то водителю дали только три года, нашли смягчающие обстоятельства – не уехали с места аварии, вызвали скорую, ещё что-то, я то не понимаю всего этого. Но маму-то нам никто не вернул…
– …Ой, что тебе пришлось пережить! Мои соболезнования!
– Да вы не беспокойтесь, мы это уже пережили, да, я маленькая ещё тогда была, всего три годика. Папа так и не женился пока, не нашел, наверное, похожую на маму. – Тут она остановилась, посмотрела на тётю повнимательнее и сказала: – А вы на нее как-то похожи… вроде… Я то ее знаю только по фотографиям, а так лицо уже забыла, говорю же, маленькая была, вот такой, – она показала рукой, какой она была тогда…
– Ещё чай хочешь? Наверное, любишь торт, угощайся своим гостинцем, говорят, если отведать своего гостинца, то это продлевает жизнь, – Большая Айседора продвинула тарелочку ближе к девочке.
– А Вам сколько лет? – вдруг спросила та.
Девушка улыбнулась и ответила:
– …Да я уже большая девочка, вот недавно исполнилось двадцать шесть …
– Ой, Вам же уже давно замуж пора! – так искренне выпалила Маленькая Айседора, что Большая чуть со стула не упала. – Моя мама за папу вышла в двадцать четыре… так говорит папа, и то поздно, наверное… – И, прислушиваясь к звукам из ванной, сказала: – Вы не беспокойтесь, папа там ничего не сломает…
– Да я и не беспокоюсь! – Айседора тоже то и дело прислушивалась к звукам из ванной, вот девочка и заметила, кажется. После этих слов Большая Айседора решила продолжить светский разговор. – И сколько же тебе лет сейчас? Разреши поинтересоваться, раз уж ты знаешь мой самый страшный секрет, ну, в общем, как и у всех девушек и женщин, – спросила она с улыбкой маленькую собеседницу, с интересом наблюдая за ней.
– Да мне еще только десять, мне еще замуж рано! Школу надо окончить, наверное, потом где-то отучиться, чтоб на хлеб себе зарабатывать!
Большая Айседора засмеялась и шутливо так взъерошила волосы девочки, умной, как и все нынешние подростки-отроки.
– И, наверное, хорошо учишься? Отличница?
– Да куда там! Ленюсь я немного… Есть «четверки». Но папа говорит, надо подтянуться, не проводить зря время в школе, а то не вернёшь это золотое времечко, поздно будет…
Вскоре из ванной появился Андрей.
– Вот и всё, работает исправно, капать не будет, – сказал он довольный тем, что не ударил в грязь с первого раза.
– Ой, спасибо Вам! Не знаю, как и отблагодарить! – засуетилась Большая Айседора.
– А давайте, еще раз попьём чаю и мы пойдём, ну, поедем, – ответил Андрей смотря на нее в упор. Девушка выдержала его взгляд, а Маленькой Айседоре почудилось, что в это время между ними посыпались искры… ну, такой электрический заряд, когда провода соприкасаются нечаянно…
Когда собрались уйти и Большая Айседора провожала их у дверей, Маленькая вдруг встрепенулась:
– Пап, а ты телефон взял?
– Да, вроде, – и он полез в карман.
– Ой, нет же, не твой, а номер телефона у тёти Айседоры!!! Ну ты даешь!
Взрослые, оба наклонив голову, засмеялись.
– Ну, да… Если тётя не против…
– Почему же против… Сейчас напишу…
Когда уже собрались совсем и отец вышел в подъезд, Маленькая Айседора, повернувшись к Большой, шёпотом успела сказать:
– Он позвонит обязательно, – и жестом руки показала, чтоб она была спокойна насчёт этого, ещё подмигнула, хитрунья. Большая Айседора засмеялась и, когда она вышла, закрыла за ними дверь.
– Что ты ей опять сказала такое смешное? Опять что-то ляпнула? – допытывался отец у дочери, когда начали спускаться по лестнице.
– Да, так… Девчачьи секреты, мальчикам лучше не знать…
– Ой, какие мы… – Андрей посмотрел на дочь с улыбкой, но больше не стал допытываться. Действительно, лучше не знать – будешь крепче спать…
Всё же, когда вышли из подъезда, решил поинтересоваться:
– Ну и как, понравилась тебе тётя Айседора?
Дочь не замедлила ответом:
– Конечно, понравилась! Да нормальная она, и рост нормальный. Только тощая какая-то. Надо будет подкормить…
– Не тощая, а стройная! Может быть, занимается фитнесом…
– А-а, стройная, да?! Уже защищаешь, да?
Отец посмотрел на дочь, и так же заботливо промолвил:
– Ну… Если исходить из твоих мерок, ты тоже что-то тощая, надо обязательно подкормить!
– Ну, папа! Не тощая, а стройная, ты же сам сказал!..
Потом продолжила серьезно прерванную беседу:
– А тебя и спрашивать не буду – понравилась, не понравилась. Я же видела, как ты на неё смотрел… А ка-а-к она смотрела на тебя! Сразу влюбилась! Не маленькая уже!
– Ах, ты моя взрослая! Всё ты видишь, замечаешь!
– А то!
Андрей засмеялся, и они дружно, держась за руки, зашагали к машине. А на небе уже зажигались звёзды…
***

Ну, конечно, Андрей позвонил. Через некоторое время договорились о встрече. Просто погулять по парку, благо был такой уголок природы недалеко от квартиры Большой Айседоры. Как узнала, Маленькая Айседора тоже захотела увидеться с ней и, обняв его, попросил разрешения у отца:
– Папочка, папочка, миленький, можно, я тоже пойду на «стрелку»? Хочу её видеть ещё раз. А потом, в другие дни, гуляйте хоть до упаду, я больше не буду мешать… Можно?
– Ну, конечно, можно! Какой разговор! И тётя Айседора про тебя спрашивает в первую очередь.
– А когда я её мамой назову?
Андрей посмотрел на дочь и ещё раз убедился, как она соскучилась по материнской ласке. Айседора добрая девушка, была бы хорошей матерью, а не мачехой.
– Ну, это решать не мне одному…
– Значит, ты не против?! Не беспокойся, я её уговорю…
– Так и уговоришь?
– Ну, попытаюсь… Поймёт, она же понятливая, как я, сразу видно…
Андрей еще раз посмотрел на нее и, взъерошив волосы, ласково сказал:
– Ах ты, моя сваха… Откуда такая умненькая?
– В тебя, наверное… И в маму, конечно…

***
Приехали, конечно, на машине. Парк, как говорится, горел со всеми цветами осени, под ногами шуршала осыпавшаяся листва, но дворники уже убирали его, хотя за осенью успевать было трудно: через час землю снова устилал разноцветный ковёр…
Когда увидела Большую Айседору, приближающейся к ним, Маленькая заулыбалась во весь рот и побежала навстречу, обняла девушку, говоря:
– Как я соскучилась по тебе! Ты такая же хорошая, как и я! И красивая! – Тем самым чуть не вогнала девушку в краску.
– Я тоже соскучилась! Давай, пойдём к твоему папе.
– Ну, он же мужчина, пусть сам подойдёт, – заговорщически сказала она. И тут же повернулась к отцу, уже шагающему к ним со цветами в руке, одетому с иголочки. – Настоящий джентльмен… – И посмотрела на Большую Айседору: – Ведь мы не упустим Птицу счастья, правда? Да?
Большая Айседора ничего не ответила, только улыбнулась и сильнее прижала девочку к себе…
Гуляли по парку, разговаривали на разные темы, может быть Андрей объяснял ей свое поведение в тот день, Маленькая Айседора крутилась вокруг, то забегала вперёд, то отставала, то и дело встревая в разговор.
В один из моментов затесалась между ними, взяла за руки взрослых и выпалила, посматривая то на одного, то на другую:
– А вы еще детей заводить будете? Ну, кроме меня?
Большая Айседора и Андрей чуть не ахнули и переглянулись. Даже остановились.
– Мы же ещё даже не женаты… – Андрей посмотрел на Большую Айседору, потом на дочь, еще раз посмотрел на девушку.
– Ну это я гипотетически. Ведь в семье бывают же двое детей, ну, даже три…– Маленькая Айседора вопрошающе посмотрела сначала на папу, потом и на Большую Айседору. Та вообще смутилась, как маленькая девочка, кажется, даже не знала, куда деваться… А что смущаться, большая же уже!
– Ну… Если ты так считаешь, вполне может быть, ну, как ты говоришь, гипотетически…– Потом подумал и спросил уже дочь:
– А кого бы хотела – братика или сестрёнку?
– Только братика! Обязательно братика!
– А почему так категорично?
– Только братика! Вторую такую, как сама, я не вытерплю!
Взрослым оставалось лишь засмеяться, аж до слёз.
Через некоторое время, Маленькая Айседора снова предъявила ультиматум:
– Устала я что-то. Проводите меня до квартиры, а сами гуляйте хоть до утра, а у меня комендантский час. Еще уроки надо готовить, а в понедельник в школу. Ох, эту школу…
…Вот… воистину языком пословицы глаголет истина: не было бы счастья, да несчастье помогло…
23-27.11.2020.