Сайт писателя-сатирика Инсура Мусанифа

Инсур Мусанниф

Официальный сайт писателя-сатирика

Легко ли стать фермером?

Категория: 
Дата написания: 
23 января 1992

Легко ли стать фермером?

Это сегодня после известного указа Президента Российской Федерации можно быть уверенным за судьбу фермерства. Людям дана возможность стать полноправным хозяином земли. Если ты не из робкого десятка, не боишься трудностей и уверен в своих силах, то, пожалуйста, вот она земля – она твоя. Но не грех вспомнить и о том, как все это начиналось.
...С Альфисом Садриевым, фермером из деревни Байгузино, впервые я познакомился во время прошлогодней страды. Привел меня к нему профессиональный интерес – узнать, как идут у него дела, так как до этого наша районная газета уже сообщала об организации фермерского хозяйства. Я, конечно, догадывался о трудностях, но даже представить себе не мог, что противостояние между фермером и правлением колхоза зашло так далеко.
Весной 1991 года Альфис Садриев изъявил желание стать фермером и пришел в правление колхоза. Там ему не стали препятствовать, выделили 41 гектар земли, сельскохозяйственный инвентарь, трактор “Т-70”, комбайн “Колос”, семена, удобрения, горючее. Казалось бы, все шло как надо. Фермер восстановил не без трудностей технику. Часть запчастей дал колхоз, часть нашел сам. Отсеялся.
Между колхозом и А.Садриевым была устная договоренность о том, что фермер обязуется оказать хозяйству встречную поддержку во время уборки комбайном за предоставленную помощь, а также выращенную продукцию продать колхозу. За это колхоз обязался предоставить ему зерноочистительные машины и помещение для хранения зерна.
А.Садриев намолотил колхозу 660 центнеров зерна, но подоспели хлеба и на своем поле. И несмотря на настаивание председателя колхоза Ф.Зарипова, перебрался туда. Разногласие вышло и насчет собранного урожая. В правлении колхоза ему предложили продать урожай как фуражное зерно колхозу, иначе говоря, за бесценок. Но какой фермер пойдет на такой шаг. И А.Садриев решил реализовать его населению, всем желающим: ячмень – 20 рублей за центнер, пшеницу – за 80. Кому надо было, тот и купил. И, конечно, после этого отношения с правлением лучше не стали. Уже до этого колхоз прекратил заправку техники фермера горючим, не выделил зерноочистительной машины, помещения. Пришлось разместить урожай в неочищенном виде в своем гараже. Из-за отсутствия грузовой машины фермер был вынужден после заполнения бункера каждый раз ездить домой на комбайне. Положение несколько облегчало лишь то обстоятельство, что поле находилось недалеко от села. Фермеру к тому же велели вернуть всю арендованную технику, в том числе и комбайн, каждый раз обвиняя или упрекая за неуплату 6868 рублей денег за оказанные услуги (чуть позже А.Садриев рассчитался с хозяйством до копейки).
Еще можно было бы привести немало примеров из мытарств Альфиса Мухаметгареевича, но суть не в этом, думаю, что и вышесказанного с его слов достаточно, чтоб понять, как он начал новую жизнь.
После меня у фермера побывали еще два корреспондента из областных газет и, следовательно, появились два совершенно независимых друг от друга больших статей. Где, конечно, они взяли под зашиту фермера. Фарит Хамматович затаил обиду на журналистов, считая, что они необъективно изложили суть дела, посмотрев на конфликт только с точки зрения фермера, а сним не поговорили.
Вот что говорит по этому поводу председатель колхоза “Правда” Ф.Зарипов:
– Меня там выставили как противника фермерских хозяйств. Поймите, я не против фермерства. Пусть работают, зарабатывают, но не счет колхоза, а пусть добывают деньги своими силами. Когда Садриев захотел стать фермером, никто ему не чинил препятствия, а наоборот. Это моя личная инициатива, мы пошли навстречу, может быть даже слишком потакали. Но раз он сам нарушил договоренность, мы были вынуждены прекратить всякую помощь. Люди стали возмущаться, мол, почему он набивает свой карман за счет хозяйства? А я как председатель колхоза должен защищать их интересы, интересы колхоза, а не одного Садриева. Ему самому не надо было идти на обострение отношений с колхозом, почему противопоставил себя другим? От этого он только проиграл.
Конечно, председатель колхоза предъявил еще много претензий А.Садриеву, нет необходимости их перечислять. Все они сводятся к одному – к стремлению обогатиться за счет колхоза.
Сегодня страсти немного улеглись, но в душах осадок остался. К тому же и жизнь колхозов круто меняется. Они живут сегодня как перед грозой. А Альфис Садриев потихоньку наживается хозяйством. Еще летом через АККОР купил ДТ-75, тракторный прицеп. Купил старый гараж школы, здание отделения связи, думает перестроить его под зерносклад и мини-свиноферму (кроме растениеводства собирается заняться и животноводством, в хозяйстве уже есть две свиньи, а для расширения производства необходимо помещение). С осени засеял рожь, траву. Возвратил технику колхозу. Просил продать – не продали. У культиватора было только одна рама. Кое-как достал запчасти и соорудил его на свой манер, усовершенствовал и теперь говорит, что такой модификации нет даже в республике. Поэтому возвращать отказался. За запчасти комбайна он уплатил свои деньги. Рассчитался за аренду. Выходит, что он восстановил его на свои деньги и возвратил колхозу. А кто же заплатит за ремонт и вернет деньги за запчасти?
Выслушал я обе стороны. По своему каждый из них прав. Да только не хватило, может быть, обеим сторонам терпимости, взаимопонимания, выдержки.
Но тут прослеживается и более серьезная проблема. Может быть, здесь столкнулись две правды? То есть, с одной стороны, колхозная и с другой – частная собственность. Два уклада жизни. Но двух правд не бывает. Правда одна. Страна переживает острую нехватку в продовольственных товарах. Обе собственности должны работать на пополнение наших столов хлебом, мясом, маслом, молоком. Но пока этот процесс идет нелегко. Так же, как и наша жизнь. Я верю, что фермерство возьмет свое. Время работает на него.
Все проблемы фермеров возникают из-за отсутствия базы, неудовлетворительного снабжения их техникой, семенами, горючим. Особенно на первых порах. Были бы специальные фонды – не было бы противостояния. А пока к кому должен обращаться фермер, как не в колхоз (ассоциацию и т.д.)? Ведь до последнего времени единоличным держателем – монополистом материальных ресурсов были колхозы. У кого их просить, если не у колхоза?
Колхозы, пусть под новой вывеской кооперативов, ассоциации крестьянских хозяйств, акционерно-паевых обществ, будут существовать и вести коллективное хозяйство и, конечно же, будут пробивать себе дорогу и фермерские хозяйства. И кто сегодня может заверить, что между ними не будет разногласий? Если взять во внимание уровень развития материально-технической базы фермерства, то он поднялся чуть выше нулевой отметки. Нет техники, горючего, строительных материалов, семян, складских помещений. Многие фермеры будут вынуждены обращаться в те же ассоциации и общества. И кто даст гарантию, что какой-нибудь председатель ассоциации не потребует от фермера сдать зерно на фураж по низким ценам, зная, что у того нет возможности возить свою продукцию на элеватор?
Но как бы там ни было, в будущем пионерам фермерства будет легче. Потому что у них уже есть хоть маленькая, но основа для работы на земле. А другим еще только предстоит стать фермерами, создать эту самую базу в условиях сумасшедших цен рынка. И это, надо думать, в награду первопроходцам за смелость, возмещение “убытков” за трудности, которые им пришлось пережить в первую пору.
Инсур Шангареев.

Где, когда напечатано:
1) Районная газета “Янаульские зори”, 1.02.1992, №14.

Добавить комментарий